«Мы ждали, что студенты и преподаватели станут рядом с нами». Почему гомельские ВУЗы остались вне политики

| Асобы

Прошло более 7 месяцев с событий лета 2020 года, но до сих пор многие не могут забыть те ужасно страшные и вдохновляющие дни, когда Гомель протестовал против насилия и фальсификации выборов. Ирина Цветкова и Константин Ермоленко были участниками тех событий. На волне студенческой протестной активности они попытались «расшевелить болото» гомельских ВУЗов. Попытка оказалась не вполне удачной — значительная часть самых образованных и интеллигентных людей города предпочли остаться вне политики даже в самый важный для страны момент. Флагшток поговорил с Ириной и Константином и попытался понять, почему многие студенты и преподаватели университетов Гомеля выбрали режим тишины.



Первые дни после выборов 9 августа

Ира по образованию историк, а Костя географ, закончили один университет — ГГУ имени Франциска Скорины. Впервые Флагшток познакомился с молодыми людьми 14 июля, когда гомельчане вышли на улицу, чтобы выразить протест против того, что ЦИК не зарегистрировал кандидатом в президенты Виктора Бабарико. Тогда небезразличных граждан задерживали отряды ОМОНа. От увиденного Ира не могла сдержать слез.

Костя: «За событиями мы стали следить с середины весны 2020 года, тогда узнали про Сергея Тихановского. Везде одно и то же: в Бресте (аккумуляторный) завод, так у нас флагшток, туалеты. А когда не зарегистрировали Бабарико, тогда сам бог велел, и мы сами первый раз в город вышли. На цирке увидели ОМОН и поняли, что все — беда, было странно видеть силовиков против обычных людей, которых было немного. Но мы до самых выборов не думали, что кто-то выйдет».

Далее Иру и Костю ждали самые важные события 2020 года — день выборов и последующие протесты.

Ира: «9 августа, я помню это утро, когда у меня Гугл не гуглил. До этого все шутили, что власти отключат интернет, но это казалось невозможным у нас».

Костя: «В 20 часов мы зашли на территорию колледжа, где я голосовал. Мы хотели посмотреть результаты голосования, но нас просто выгнала вахтерша. Через какое-то время подъехали машины, из колледжа вышли люди в галстуках и просто уехали».

Молодые люди направились на площадь Ленина. По дороге не раз пришлось встретиться с ОМОНом.


Гомель 9 августа (видео из архива Иры и Кости)

Ира: «Мы не собирались на площадь, не верили, что люди выйдут. Но были не правы, и в итоге все равно оказались там. Людей было не очень много, все стояли разрозненно. И вдруг какой-то мужчина нарушил тишину и начал хлопать в ладоши. К нему подошел милиционер, но подбежали люди и начали объяснять ему: "Он же хлопает прошедшим выборам, зачем задерживать?" И его отпустили. Такой классный момент, когда люди вступились».

Кульминацией протестной акции в Гомеле стал разгон протестующих у площади Восстания ближе к 12 ночи.

Костя: «Многие говорят, что ОМОН был под "наркотой", в это сложно поверить, но мы странного омоновца встретили на площади Восстания. Он выделялся среди остальных. Был агрессивен, и глаза у него были бешеные. К нему даже подходили его коллеги, просили быть помягче».

Ира: «Мы стояли в цепи, среди большого количества людей. Думали, что нечего бояться. Но в какой-то момент оказалось, что люди сзади ушли, и нас окружила милиция».

Костя: «Там был мужчина и он крикнул: "Нам дали уйти, расходимся". А к тому моменту сцепка разбилась на две, и мы оказались в той, что ближе к "8 марта". И я понял, что уже уйти нельзя. Силовики начали выхватывать людей и схватили нашего друга».

Ира: «Его просто отрывали от других людей. Я была ближе всего к нему и пыталась удержать, но его резко дернули, и я упала».

Костя: «Я помогал Ире встать, но передо мной появился ОМОНовец, схватил меня за горло и прижал к машине, но и отпустил сразу же. Я думаю, он отвлекся на потасовку, которая была рядом. И мы смогли уйти. 

Друг поднял телефон в автозаке, он просто держал его включенным и я слушал, что происходит внутри, боялся, что его будут бить. Но 9 числа еще не били. На следующий день ему дали 15 суток, но он вышел спустя 6».

Ира: «Вечером 10 августа мы пошли вновь. Стояли возле бани и обсуждали, как пойдем на площадь. Рядом были люди и мы, совсем не стесняясь, громко обсуждали. И вдруг один из автозаков, который ехал на площадь, остановился возле нас. Потом мы поняли, что рядом стоял тихарь. Мы начали разбегаться в разные стороны. Я бежала за своим другом и видела, как ему сделал подножку обычный милиционер. Я не знаю, зачем он это сделал (чтобы больше людей задержали? Чтобы выслужиться?), в итоге к другу подбежали омоновцы и забрали его. В тот день людей уже били». 

«История сейчас на улицах города». Пикет возле ГГУ Скорины

Ира и Костя продолжили участвовать в протестах, успели съездить на самые массовые марши в Минске. В сентябре молодые люди спонтанно вышли на пикет возле своего университета в Гомеле, который несколько лет назад окончили.

Ира: «Мы стояли с плакатами минут 20 возле второго корпуса [ГГУ имени Франциска Скорины]. Вышел мужчина охранник и сказал нам уходить. Мы ушли не сразу, постояли, сколько можно было, и пошли к первому корпусу. Оттуда вышла вахтерша и еще более агрессивно выгнала нас. Когда мы шли от второго к первому корпусу с плакатами, то некоторые люди положительно реагировали, а были женщины, которые спрашивали: "Какой свободы вам не хватает?"».


Акцию поддержали преподавательница ГГУ имени Скорины Наталья Суслова и православный священник Владимир Дробышевский

Известное фото, которое разошлось в СМИ, в результате было сделано возле корпуса исторического факультета, в котором училась Ира.

Ира: «Какая была реакция прохожих? Были стеснительные улыбашки, кто-то пытался нас сфотографировать. Для большинства прохожих это было просто прикольно. Была одна студентка, которая прошла мимо нас и сказала что-то вроде: "Лукашенко супер!"».

Очевидно, что инициаторы акции ожидали совсем другой реакции. Тем более Ира знала свой факультет очень хорошо и считала его наиболее продвинутым и даже протестным.

Ира: «Вообще, мы ждали, что студенты и преподаватели станут рядом с нами. Ведь тогда выходило много людей, во время всех этих событий… Я не знаю, почему не поддержали. Для меня это скорее проявление слабости. Каждый для себя, наверное, найдет какие-то отмазки. Из-за работы или еще чего-нибудь такого. Кто хотел, тот вышел».

Ира и Костя замечают, что, к их удивлению, протесты в Гомеле меньше всего поддержали люди, которые давно борются с режимом и давно относятся критически к персоне Лукашенко. По вопросу, почему эти люди проявили пассивность, мнения Иры и Кости разошлись:


Ира: «Я думаю, они боятся потерять смысл их жизни — борьбу с Лукашенко».

Костя: «Нет, я думаю, они просто обижаются. Говорят, а где вы были раньше? Мы же говорили вам, а вы не слышали».

Ира: «Да нет, кому они это говорили? Да все уже по-другому было. Ситуация изменилась. Как говорится, звезды сошлись. Мы все узнали друг друга. Узнали про пытки, насилие».

«Я знаю, что вы против. Почему вы молчите?»

В тот же день после акции протеста ко всем ее участником (кроме Натальи Сусловой) пришла милиция. Но обошлось без задержаний: никто не открыл двери силовикам. Далее молодые люди продолжили участвовать в акциях протеста. В октябре их судили по «народной» статье 23.34: Костя получил штраф, а Ира 10 суток. А в конце 2020 года у Иры дома прошел обыск, во время которого у девушки конфисковали технику.

Возрастание репрессий в стране заставило молодых людей покинуть страну. Уезжать надолго они не собирались, но временная эмиграция затянулась, так как в Беларуси до сих пор коренных изменений не произошло: почти каждый день пополняются новыми именами списки политзаключенных, беларусы получают большие тюремные сроки по абсурдным делам.

Ира и Костя не жалеют о том, что поддержали протесты и верят, что те, кто промолчал, еще скажут свое слово:


Ира: «Ведь столько людей сидит в тюрьмах, очень многим пришлось выехать заграницу. И репрессии не останавливаются. Если ничего не произойдет, то вскоре останется выжженная земля. Такая страна, в которой никто не захочет жить».

Как протестовали студенты и преподаватели в Гомеле в 2020 году

В августе-сентябре против насилия в стране вышли студенты Гомельского медицинского университета, они стояли на улице Советской в одной цепи вместе с медиками.


Одиночный пикет преподавателя Вадима Бельского

Молчаливые акции поддержали студенты ГГТУ имени Сухого и студенты БелГУТа (в поддержку задержанных преподавателей). Для того, чтобы предотвратить сбор протестующих, администрации университетов пригоняли строительную технику к главным входам ВУЗов.


Акция протеста студентов ГГТУ имени Сухого

Административные аресты за участие в акциях протеста получили преподаватели Евгений Маликов (преподаватель БелГУТа), Вадим Бельский (преподаватель ГГТУ имени Сухого), Наталья Суслова (преподавательница ГГУ имени Скорины). Первые были уволены за активную гражданскую позицию, Наталья Суслова поддержала общенациональную забастовку и написала заявление об увольнении сама.


Молчаливая акция студентов БелГУТа в поддержку преподавателя Евгения Маликова

По политическим мотивам были уволены или задержаны и другие преподаватели гомельских университетов, но их истории неизвестны СМИ. Есть и те, кто тихо покинул рабочее место, так как не смог подчиняться государственной системе, которая энергично уничтожает всех несогласных.


Флагшток


«Адчула сябе важнай і патрэбнай». Як ГУБАЗіК затрымаў псіхолага — «адміністратарку дэструктыўнага тэлеграм-чату»

| Асобы

МУС заявіла, што ў Гомелі затрымалі «адміністратарку дэструктыўнага тэлеграм-чату». На відэа ГУБАЗіК — 38-гадовая жанчына, якая спакойна адказвае на пытанні пра Telegram: «Навошта вам мая асабістая інфармацыя? Гэта маё прыватнае жыццё».

Топ-5 песень блогера-самародка з Рудабелкі

| Асобы

Прайшло 40 дзён як пайшоў ад нас Васіль Качэня — зорка Акцябрскага раёна Гомельскай вобласці. 2 лютага цела Васіля было знойдзена на ягонай кватэры ў вёсцы Шкава. Ягоная смерць не мела крымінальнага характару.