«Если вы общаетесь с моей мамой, не говорите, где я!». Два письма из заключения: от матери и сына

| Асобы

Сегодня правозащитник Василий Поляков получил два письма из мест заключения: одно от Дмитрия Каневского, а второе от его матери Татьяны Каневской.


Дмитрий и Татьяна Каневские (фото: Народная Воля)

По словам Дмитрия, письма до него доходят не все: от отца и братьев он ни разу не получил ответа. За всё это время передачу доставили только один раз.

Адвокат у Дмитрия тот, что предоставило государство. Он ни разу к нему не явился, как и следователь.

«Если можно мне как-то помочь с адвокатом, то я был бы очень признателен. По поводу передач и всего остального стыдно даже писать».

Отмечает, что отношение в СИЗО к нему замечательное и «грех жаловаться». «Только домой хочется», — пишет Дмитрий.


Скорее всего, Димина просьба адресована не только Василию. Поэтому, если и вы решите написать Татьяне Каневской, то обязательно не забудьте:

«Если вы общаетесь с моей мамой, не говорите, где я!»

Татьяна Каневская политзаключённая и доверенное лицо Светланы Тихановской по Гомелю пишет, что у неё всё хорошо. Конечно, относительно того места, где она находится.


Татьяна держится бодро и сама старается успокоить тех, кто на воле.

«Многое хотелось бы Вам рассказать, поделиться своими мыслями, услышать Ваше мнение. Но регламент этой переписки не позволяет этого сделать. Надеюсь, что скоро время расставит всё на свои места»

Татьяну Каневскую задержали 6 августа прошлого года. Ей предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 293 (Участие в массовых беспорядках). Татьяна признана политзаключённой и находится в СИЗО №1 (Минск, Володарского).

Дмитрия Каневского задержали 9 февраля этого года. Ему вменяют ч.1 ст. 130 (Разжигание социальной вражды и розни). Якобы в одном из телеграм-каналов он написал несколько постов с призывом к насилию над силовиками и их семьями. Дмитрий находится в СИЗО №3 в Гомеле.


Флагшток


КГБ, партизанинг и протесты. Как гомельская семья актеров покидала Беларусь

| Асобы

О смелой паре актеров Андрее и Алесе Бордухаевых-Орлов зрителю, далёкому от театральной жизни, стало известно после того, как артисты первые покинули Молодёжный театр, когда там сменилось руководство. Это стало началом развития новых для Гомеля культурных инклюзивных проектов.

«Вы живы — это самое главное, это то, чего мы добились». Последнее интервью Юрия Воронежцева о чернобыльской проблеме

| Асобы

За полгода до того, как скончался Юрий Воронежцев, мы спланировали записать с ним серию интервью. Но в результате в 2020 году мы встретились с Юрием только один раз, так как вскоре началась пандемия короновируса. В день Чернобыльской катастрофы публикуем часть нашего с ним разговора. Именно в чернобыльской проблеме Юрий Воронежцев был одним из главных экспертов в Беларуси и за ее пределами.

«Спасибо Родине за волшебный пендель». Программист из Гомеля о прессинге и переезде

| Асобы

Семья гомельчанина Вадима Копиченко в Беларуси не живёт уже почти как полгода. После избиений, «суток», допросов и пристального внимания со стороны милиции, с сожалением пришлось собрать чемоданы и, возможно, навсегда оставить родной город. Назад пока нельзя. Да и захочется ли потом?

Многодетная мать рассказала, как смогла скрыться от ГУБОПиКа. Ее друзья по выборной кампании сейчас в тюрьме

| Асобы

Несколько дней назад в сети появилась информация, что гомельской активистке Елене Давыдовой пришлось уехать из страны. Она поделилась с Гомельской Весной о том, как ее преследовали силовики и почему была вынуждена выехать в Украину.

«Адчула сябе важнай і патрэбнай». Як ГУБАЗіК затрымаў псіхолага — «адміністратарку дэструктыўнага тэлеграм-чату»

| Асобы

МУС заявіла, што ў Гомелі затрымалі «адміністратарку дэструктыўнага тэлеграм-чату». На відэа ГУБАЗіК — 38-гадовая жанчына, якая спакойна адказвае на пытанні пра Telegram: «Навошта вам мая асабістая інфармацыя? Гэта маё прыватнае жыццё».