Гомельчанина, который голодал в ИВС, осудили за фото возле елки. Суд сослался на конвенцию ООН по правам человека

| Асобы

На свободу вышел гомельчанин Игорь Кравченко, которому суд Советского района Гомеля присудил 30 суток административного ареста по народной статье 23.34. Всего он отсидел в ИВС Буда-Кошелева 28 суток. Большое беспокойство у небезразличных беларусов вызвала протестная голодовка Игоря, которую он начал еще в первый день нахождения в заключении. Флагшток узнал у гомельчанина, как он попал в ИВС и почему начал голодовку.

Игорь Кравченко ранее уже попадал в ИВС в конце августа 2020 года за участие в мирном протесте.


Игорь Кравченко после 28-дневной голодовки

В этом году взяли за акции. Сначала взяли человека, у которого увидели закрытый чат, где я был владельцем. Потом начали брать одного, второго, третьего. Взяли много кого и у всех спрашивали про меня.

Пришлось из Гомеля уехать. Милиция сначала пришла к моей дочке, запугивали ее, грозились отобрать пятимесячного ребенка. Провели обыск, забрали всю технику у меня и у дочки. Потом милиция пыталась прицепить на меня всю партизанскую активность в районе Фестиваля: «это все ты, и это ты» — говорили в милиции, показывая на фотографии.


Больше всего милицию взбесила фотография возле елки 5-го микрорайона, сделанная 1 января. Я стоял на фоне елки с бело-красно-белым флагом. В милиции кричали: "Ты единственный вышел!" Требовали, чтобы я отдал флаг 5-го микрорайона. И просто вязали каждый эпизод. Я отвечал, что это не я, покажите, где на фото есть я. Бесполезно — просто писали протоколы. Это никого не интересовало. Тем более судья был Мохорев.

Там интересно в решении суда было. Они смогли приплести, что я нарушил конвенцию ООН по правам человека. Все уже смеялись. Я видел сотни решений суда, но я видел в первый раз, чтобы они ссылались на конвенцию ООН по правам человека. 



На второй суд меня повезли из ИВС Будакошелевского района. Надели сзади наручники и не сняли их даже в машине. Хоть я им говорил, что административным задержанным в транспортном средстве наручники вообще снимают. Это абсолютно никого не волновало. У меня руки опухли пока я приехал.

На втором суде был судья Мохорев. В основном припоминали «партизанинг». Сказали, что ты на этих фото и все. Просто пристегнули фотографии и все. Я понимал, что меньше 15 по второму протоколу мне не будет, и больше 15 суток не дадут.

Я сказал, что считаю задержание и заключение под стражу незаконными и политически мотивированным. Единственной формой протеста в этих условиях могла быть голодовка. И с первого дня (ареста) объявил голодовку. Полностью голодал все 28 дней нахождения в ИВС. 

Первые 13 дней была только вода, потом появились чай и сахар. И еще мне передали посылку, там был литр сока. 

Я сразу думал голодать дней 10, а потом выходить. Но 10 дней прошли неплохо. Я один раз почувствовал себя не очень хорошо. Когда оставалось 13 дней, решил что еще потерплю. Несколько раз накрывало достаточно сильно. Я ходил на прогулки. Думал несколько раз, что не дойду до камеры.

Очень благодарен за поддержку: много пришло писем из Гомеля, потом со всей Беларуси. Я ответил только на часть — в Будакошелевском ИВС в камере нет даже стола. Писать можно только на книге на коленях. Там вообще условия содержания достаточно жесткие, даже туалета нет, там ведро. Воды тоже нет, просишь, чтобы бутылку набрали и из этой бутылки все пьют.

Если бы я знал, что такая ситуация будет, я бы взвесился перед ИВС. Не скажу, на сколько килограмм похудел. Но штаны спадают даже полностью застегнутые на ремень. 

Сейчас не сильно чувствую, как голодовка повлияла на здоровье. Единственное что, если в камере практически не двигаешься: лежишь и читаешь, то здесь даже от похода в магазин быстро устаю. Уже у магазина начинаю думать, что мне 80 лет. Но по-честному, пока особо не почувствовал последствия. 


Флагшток

Як прайшла спецаперацыя ГУБАЗіК па пошуку брудных майткоў у журналісткі, ці Кароткая гісторыя аднаго ператрусу

| Асобы

16 ліпеня ў журналісткі Ларысы Шчыраковай адбыўся ўжо другі за апошнія паўгады ператрус. Як гэта адбывалася, ў гумарыстычнай форме яна апісала ў сваім блогу.

Звольнены з БелДУТа выкладчык з’ехаў у Польшчу

| Асобы

У верасні 2020 выкладчык БелДута Яўген Малікаў з-за ўдзелу ў маршы адбыў адміністратыўны арышт у ізалятары часовага ўтрымання ў Гомелі. Пасля чаго вярнуўся на працу, але прапрацаваў усяго два месяцы. 19 лістапада яго звольнелі з працы дацэнта кафедры «Архітэкутура і будаўніцтва». Як кандыдат мастацтвазнаўства жыве сёння, у інтэрв'ю Флагштока.